Фёдор Сологуб
БИБЛИОТЕКА ПОЭЗИИ    
Стихотворения
В лесах
«Высока луна Господня...»
«Где ты делась, несказанная...»
«Друг мой тихий, друг мой дальный...»
Ирина
«На серой куче сора...»
Песня с самой высокой башни
«Песня, улетай скорее...»
Письмо
Простая песенка
Расточитель
Судьба
Стихотворения 1880 г.
Рифма
Стихотворения 1883 г.
Ариадна
Проселок
Стихотворения 1884 г.
Жарким летом
Стихотворения 1886 г.
«Различными стремленьями...»
«Трепещет робкая осина...»
Стихотворения 1887 г.
«Верь,- упадет кровожадный кумир...»
Стихотворения 1888 г.
«Что напишу? Что изреку...»
Стихотворения 1889 г.
«Порос травой мой узкий двор...»
«Я рано вышел на дорогу...»
Стихотворения 1891 г.
«Безочарованность и скуку...»
«Каждый день, в час урочный...»
«Стоит пора голодная...»
Стихотворения 1892 г.
Восьмидесятники
«Туман не редеет...»
«Я ждал, что вспыхнет впереди...»
Стихотворения 1893 г.
«Грустная светит луна...»
Лихо
Творчество
«Тень решётки прочной...»
Стихотворения 1894 г.
«Блажен, кто пьет напиток трезвый...»
«Дождь неугомонный...»
Звездная даль
Качели
«Мечтатель, странный миру...»
«Невольный труд...»
«О, если б сил бездушных злоба...»
«Терцинами писать как будто очень трудно?...»
Стихотворения 1895 г.
«Мне страшный сон приснился...»
«Приучив себя к мечтаньям...»
«Словно бусы, сказки нижут...»
«Хорошо бы стать рыбачкой...»
«Я любил в тебе слиянье...»
Стихотворения 1896 г.
«Больному сердцу любо...»
«Бывают дивные мгновенья...»
«В тишине бездыханной ночной...»
«Вдали, над затравленным зверем...»
«Вижу зыбку над могилой...»
«Влачится жизнь моя в кругу...»
«Восставил бог меня из влажной глины...»
Всё во всем
«Вывески цветные...»
«Грозные невзгоды...»
«Грустные взоры склоняя...»
«Дорогой скучно-длинною...»
«Запах асфальта и грохот колес...»
«Затаился в траве и лежу...»
«Злое земное томленье...»
«Из мира чахлой нищеты...»
«Изменил я тебе, неземная...»
«Имена твои не ложны...»
«Какие злые перемены!..»
«Какие-то светлые девы...»
«Какой-то хитрый чародей...»
«Кинул землю он родную...»
«Короткая радость сгорела...»
«Люблю мое молчанье...»
«На гулких улицах столицы...»
«На закат, на зарю...»
«На песке прихотливых дорог...»
«Надо мною жестокая твердь...»
«Не люблю, не обольщаюсь...»
«Не нашел я дороги...»
«Не понять мне, откуда, зачем...»
«Никого и ни в чем не стыжусь...»
«Одиночество - общий удел...»
Пилигрим
«Под одеждою руки скрывая...»
«Поднимаю бессонные взоры...»
«Просыпаюсь рано...»
«Путь мой трудный, путь мой длинный...»
«Расцветайте, расцветающие...»
«Усмиривши творческие думы...»
«Царевной мудрой Ариадной...»
«Я - бог таинственного мира...»
«Я лицо укрыл бы в маске...»
«Я люблю мою темную землю...»
Стихотворения 1897 г.
«Близ одинокой избушки...»
«В поле не видно ни зги...»
«Выйди в поле полночное...»
«Выйди в поле полночное...»
«Долог мой путь утомительный...»
«Жаркое солнце по небу плывет...»
«Живы дети, только дети...»
«За мельканьем волшебных узоров...»
«Забыты вино и веселье...»
«Закрывая глаза, я целую тебя...»
«Келья моя и тесна, и темна...»
«На меня ползли туманы...»
«Над безумием шумной столицы...»
«Не думай, что это березы...»
«Не могу собрать...»
«Не стоит ли кто за углом?...»
«Не ужасай меня угрозой...»
«О владычица смерть, я роптал на тебя...»
«Под звучными волнами...»
«Полуночною порою...»
«Порою туманной...»
«Постройте чертог у потока...»
«Суровый друг, ты недоволен...»
«Ты ко мне приходила не раз...»
«Ты печально мерцала...»
«Ускользающей цели...»
«Час ночной отраден...»
«Я не спал,- и звучало...»
Стихотворения 1898 г.
«В его саду растет рябина....»
«Вот минута прощальная...»
«Давно стараюсь, и напрасно...»
Другу неведомому
«Если б я был к счастью приневолен...»
«Есть соответствия во всем...»
«Иди в толпу с приветливою речью...»
«Мечты о славе! Но зачем...»
«Мы людей не продаем...»
«На улицах пусто и тихо...»
«Надо мною, как облако...»
«Не поверь лукавой лжи...»
«Ночь настанет, и опять...»
«О сердце, сердце! ...»
«О, жизнь моя без хлеба...»
Окно ночное
«Передрассветный сумрак долог...»
«Печальный дар анахорета...»
«Под кустами...»
«Скучная лампа моя зажжена...»
«Томленья злого...»
«Ты незаметно проходила...»
«Узкие мглистые дали...»
«Холод повеял в окно ...»
«Я иду от дома к дому...»
«Язычница! Как можно сочетать...»
Стихотворения 1899 г.
«Недотыкомка серая...»
«Плеснула рыбка над водой...»
Стихотворения 1900 г.
«Зачем, скажи...»
«Порой повеет запах странный...»
Стихотворения 1901 г.
«Окрест - дорог извилистая сеть...»
Стихотворения 1902 г.
«Балалайка моя, утешай-ка ...»
«Безгрешный сон...»
«Безумием окована земля...»
«Моя усталость выше гор...»
Стихотворения 1903 г.
Гимны родине
«Побеждайте радость...»
Стихотворения 1904 г.
Жестокие дни
Иван-Царевич
«Люби меня ясно, как любит заря...»
От злой работы палачей
Соборный благовест
«Солнце светлое восходит...»
«Я один в безбрежном мире, я обман личин отверг...»
Стихотворения 1905 г.
«Великого смятения...»
Земле
«Не трогай в темноте...»
Спутник
Швея
Стихотворения 1907 г.
Чертовы качели
Стихотворения 1908 г.
«Блаженство в жизни только раз...»
«Вздымалося облако пыли...»
«Пришла опять, желаньем поцелуя...»
Стихотворения 1909 г.
«Все эти ваши слова...»
«Ликуй, звени, блести, мой легкий, тонкий стих...»
«Люби меня, люби, холодная луна!..»
«Отчего боятся дети...»
«Поняв механику миров...»
«Судьба была неумолима...»
Стихотворения 1910 г.
«Даль безмерна, небо сине...»
«Опять ночная тишина...»
Стихотворения 1911 г.
«Коля, Коля, ты за что ж...»
«Плещут волны перебойно...»
«Там, где улицы так гулки...»
«Я - Фиделька, собачка нежная...»
«Я часть загадки разгадал...»
Стихотворения 1912 г.
«Выпил чарку, выпил две...»
«Смеется ложному учению...»
Стихотворения 1913 г.
«Беден дом мой пасмурный...»
«Будетлянка другу расписала щеку...»
«Жизни, которой не надо...»
Жуткая колыбельная
«Каждый год я болен в декабре...»
«Лиловато-розовый закат...»
«Мудрец мучительный Шакеспеар...»
«Стихия Александра Блока ...»
«Только забелели поутру окошки...»
«Ты живешь безумно и погано...»
«Хорошо, когда так снежно...»
Стихотворения 1915 г.
На Волге
Стихотворения 1916 г.
«Хнык, хнык, хнык!..»
Стихотворения 1917 г.
«Тяжелый и разящий молот...»
Стихотворения 1918 г.
«И это небо голубое...»
Стихотворения 1919 г.
«Благодарю тебя, перуанское зелие!..»
«Я испытал превратности судеб...»
Стихотворения 1920 г.
Баллада о высоком доме
«В стихийном буйстве жизни дикой...»
«Не свергнуть нам земного бремени...»
«Поднимается дева по лесенке...»
«Поэт, ты должен быть бесстрастным...»
«Сквозь туман едва заметный...»
«Снова покачнулись томные качели...»
«Твоя любовь - тот круг магический...»
Стихотворения 1921 г.
«Ах, лягушки по дорожке...»
«Бога милого, крылатого...»
«Бойся, дочка, стрел Амура...»
«Любви неодолима сила...»
Стихотворения 1922 г.
«Войди в меня, побудь во мне...»
«Всё дано мне в преизбытке...»
«День и ночь измучены бедою...»
«Нет словам переговора...»
«Слушай горькие укоры...»
Стихотворения 1923 г.
«Алкогольная зыбкая вьюга...»
«Я созидал пленительные были...»
Стихотворения 1926 г.
«Огни далекие багровы...»
«Сатанята в моей комнате живут...»
«Ты жизни захотел, безумный!..»
«Угол падения...»

Сологуб Фёдор Кузьмич

Сологуб Фёдор Кузьмич (настоящая фамилия Тетерников) [17 февраля (1 марта) 1863, Санкт-Петербург — 5 декабря 1927, Ленинград] — русский поэт, писатель, драматург, публицист. Один из виднейших представителей символизма.

Фёдор Сологуб родился в Санкт-Петербурге в семье портного, бывшего крестьянина Полтавской губернии К. А. Тетерникова. Семья жила бедно. Когда отец Фёдора умер в 1867 году мать нанялась в семью Агаповых, петербургских дворян, у которых она когда-то прежде служила. В семье Агаповых прошлранние годы Фёдора Сологуба. В доме интересовались театром и музыкой, водились книги, и Сологуб рано пристрастился к чтению. Знал наизусть почти всего Н.А. Некрасова и ценил его поэзию гораздо выше Пушкина и Лермонтова. Возможно благодаря этому Сологуб довольно рано ощутил свой поэтический дар.

Учился в приходской школе, Петербургском уездном училище, а в 1878 г. Сологуб поступил в Санкт-Петербургский учительский институт, который окончил через четыре года. В эти годы Сологуб много переводил: Шекспир, Гейне, Гёте; перекладывал стихи венгерских, польских поэтов, исландскую сагу «Эдда». Также пробовал писать прозу: в 1879 году был начат роман-эпопея «Ночные росы» о судьбах трёх поколений, а также теоретическое исследование о форме романа. И хоть столь грандиозный замысел не был завершён, он много дал юному писателю, будучи необходимой литературной практикой. В последний год учёбы была начата поэма «Одиночество», посвященная Н. Некрасову.

По окончании института, защитив с отличием диплом, в июле 1882 года Фёдор Сологуб, уехал учительствовать в северные губернии — сначала в Крестцы, затем в Великие Луки (в 1885 году) и Вытегру (в 1889 году), — в общей сложности проведя десять лет в провинции. Учительствуя Сологуб продолжал писать стихи, начал работу над романом (будущие «Тяжёлые сны»), которая заняла почти десятилетие. Первой публикацией молодого поэта стала басня «Лисица и ёж», напечатанная в журнале «Весна» 28 января 1884 года за подписью «Те-рников»; эта дата стала началом литературной деятельности Фёдора Сологуба. В последующие годы было напечатано ещё несколько стихотворений в мелких газетах и журналах.

В сентябре 1892 года Фёдор Сологуб вернулся в Петербург, где был определён учителем Рождественского городского училища. К этому времени Сологуб уже был знаком с некоторыми людьми нового искусства, прежде всего, с Н. Минским, одним из первых русских декадентов, который в начале года передал его стихи редактору «Северного вестника», А. Л. Волынскому. Именно по настоянию Минского, было решено дать ему псевдоним, изначальный вариант «Соллогуб» был предложен Волынским. В печати псевдоним впервые появился в 1893 году в апрельском номере журнала «Северный вестник» (им подписано стихотворение «Творчество»). В течение полутора лет, он то употреблялся, то нет, пока окончательно не утвердился. Первый опубликованный рассказ Сологуба «Ниночкина ошибка» (1894) был напечатан за подписью «Фёдор Моховиков». Без указания авторства в 1895—1897 гг. в «Северном вестнике» печаталось множество рецензий на книги, в основном, по педагогике.

Со второй половины 90-х расширялись и личные контакты писателя, постепенно входившего в литературные круги Петербурга. Сологуб часто бывал у Мережковских, у которых постоянными гостями были К. Бальмонт, А. Чехов, позже В. Розанов. Посещал «среды» кружка «Мира искусства», «пятницы» К. Случевского, наконец, у самого Сологуба по воскресеньям стали проходить поэтические встречи, на которых бывали первые русские декаденты, Вл. Гиппиус, А. Добролюбов и И. Коневской.

В конце декабря 1895 года выходит первая книга Фёдора Сологуба: «Стихи, книга первая». Большинство стихотворений, помещённых в ней, были написаны в 1892-1895 гг. (самое раннее в 1887), — в годы, когда окончательно определились и укрепились индивидуальный поэтический язык и основные лирические настроения. За ней в 1896 следуют роман «Тяжёлые сны» и «Тени» — объединённый сборник рассказов и второй книги стихов. Все три книги Сологуб издал сам небольшим, впрочем, обычным по тем временам, тиражом; также самому пришлось заниматься их распространением, в чём ему помогала советами Л. Я. Гуревич, издатель «Северного вестника».

В апреле 1897 года между редакцией «Северного вестника» и Сологубом произошёл раскол. Отношения и прежде были нелёгкими, но в последние годы разногласия взглядов редакции и поэта обострились. В декабре 1896 года Волынский написал резкую статью о новом искусстве, в которой клеймил «декадентов» и приветствовал «символистов»; в «декадентах» числился Сологуб. Сологуб стал сотрудничать с журналом «Север». В начале 1899 года Сологуб перевёлся из Рождественского в Андреевское городское училище на Васильевском острове. В нём он стал не только учителем, но и инспектором с полагающейся по статусу казённой квартирой при училище.

В 1904 году вышли Третья и Четвёртая книги стихов, собравшие под одной обложкой стихи рубежа веков. «Собрание стихов 1897—1903» явилось своего рода рубежом между декадентством и последующим символизмом Сологуба, в котором утвердились символы Сологуба-поэта. При этом в декадентстве и символизме Сологуба не было резкого и дисгармоничного нагромождения эстетических парадоксов или нарочитой таинственности, недосказанности. Напротив, Сологуб стремился к предельной ясности и чёткости — как в лирике, так и в прозе.

К середине 1900-х гг. литературный кружок, собиравшийся в доме у писателя по воскресеньям ещё с середине 1890-х гг., стал одним из центров литературной жизни Петербурга. На воскресеньях у Сологуба велись разговоры исключительно литературные, в начале за столом, затем в хозяйском кабинете, где читались стихи, драмы, рассказы. Среди посетителей «воскресений» Сологуба были З. Гиппиус, Д. Мережковский, Н. Минский, А. Волынский, А. Блок, М. Кузмин, В. Иванов, С. Городецкий, А. Ремизов, К. Чуковский, Г. Чулков; из Москвы приезжали Андрей Белый, В. Брюсов.

В 1904 году Фёдор Сологуб заключил с «Новостями и Биржевой газетой» договор на постоянное сотрудничество. Оно продолжалось чуть менее года, в течение которого было опубликовано около семидесяти статей, и ещё десятки остались неопубликованными. Круг тем, которых касался Сологуб в своей публицистике, был сформирован как его служебной деятельностью, так и наиболее насущными вопросами времени: школа, дети, русско-японская война, международное положение, революция, права евреев.

В период Первой русской революции 1905—06 гг. большим успехом пользовались политические сказочки Сологуба, печатавшиеся в революционных журналах. «Сказочки» — это особый жанр у Фёдора Сологуба. Краткие, с незатейливым и остроумным сюжетом, зачастую красивые стихотворения прозе, а иногда и отталкивающие своей душной реальностью, они писались для взрослых, хотя Сологуб обильно использовал детскую лексику и приёмы детского сказа. В 1905 году Сологуб собрал часть опубликованных к тому времени сказочек в «Книгу сказок» (изд-во «Гриф»), а писавшиеся тогда же «политические сказочки» были включены в одноимённую книгу, вышедшею осенью 1906 года. Помимо газетных статей и «сказочек» Сологуб отозвался на революцию пятой книгой стихов «Родине». Она вышла в апреле 1906 года.

В марте 1907 Сологубу удалось опубликовать свой роман «Мелкий бес» (оконченный в 1902 и ранее не полностью печатавшийся в журнале «Вопросы жизни»), книга получила не только справедливое признание читателей и стала объектом разбора критиков, но и просто явилась одной из самых популярных книг России. Сологуб к тому времени оставил публицистику и сказочки, сосредоточившись на драматургии и новом романе — «Творимая легенда» («Навьи чары»). Осенью 1907 года Сологуб занялся подготовкой седьмой книги стихов (то были переводы из Верлена), по выходу которой запланировал издание восьмой книги стихов «Пламенный круг», воплотившей весь математический символизм Сологуба.

В творчестве Сологуба 1907—1912 гг. драматургии отведено было преобладающее место. Его драмы в большей степени чем художественная проза находились под влиянием его философских воззрениий, и первым драматическим опытом стала мистерия «Литургия Мне» (1906). Любовь, объединённая со смертью, творит чудо в ранней пьесе Сологуба «Дар мудрых пчёл» (1906), написанной по мотивам античного мифа о Лаодамии и Протесилае. В трагедии «Победа Смерти» (1907) любовь используется как инструмент «волшебной» воли. В черновом варианте трагедия носила название «Победа Любви», — в изменении полюсов противоположностей Сологуб видел отнюдь не обострение антагонизма, а внутреннюю тождественность, и нередко менялись полюса в его произведениях («Любовь и Смерть — одно», — звучат финальные слова в пьесе). Эта тождественность противоположностей была в полной мере воспроизведена в гротескной пьесе «Ванька-ключник и паж Жеан». Схожим образом для сцены была переработана другая русская народная сказка — «Ночные пляски». Премьера пьесы в постановке Евреинова состоялась 9 марта 1909 года в Литейном театре в Санкт-Петербурге; роли исполнили не профессиональные актёры, а поэты, писатели и художники: С. Городецкий, Л. Бакст, И. Билибин, М. Волошин, Б. Кустодиев, А. Ремизов, Н. Гумилёв, М. Кузмин и др.

В 1908 году Сологуб женился на переводчице Анастасии Чеботаревской. Самое ранее, поверхностное, знакомство их состоялось ещё осенью 1905 года у Вячеслава Иванова. Тогда 28-летняя переводчица переехала в Санкт-Петербург из Москвы, до того проучившись четыре года во французских высших учебных заведениях. Близко восприняв творчество Сологуба, Чеботаревская не ограничилась статьями о писателе, а стала также вникать во все литературные связи мужа, стараясь укрепить их, стала, можно сказать, его литагентом. В 1910 году Сологуб с Чеботаревской переезжают в дом 31 по Разъезжей улице, где стараниями Чеботаревской был устроен настоящий салон, в котором, по выражению К. Эрберга, «собирался почти весь тогдашний театральный, художественный и литературный Петербург». В салоне на Разъезжей устраивались специальные вечера в честь новых интересных поэтов, — были вечера Анны Ахматовой, Сергея Есенина, Игоря Северянина.

Творческое сотрудничество Чеботаревской с Фёдором Сологубом выразилось также в написании нескольких совместных рассказов, статей и пьес, — рассказы «Старый Дом» и «Путь в Дамаск», пьесы «Любовь над безднами», «Мечта-победительница» и «Камень, брошенный в воду». Сологуб и ЧеботаревскаяРассказ «Холодный сочельник» вообще принадлежит перу исключительно одной Чеботаревской, хотя вышел под именем Федора Сологуба. Иногда её собственные статьи в газетах подписывались именем Фёдора Сологуба — так их более охотно публиковали и больше, соответственно, платили.

В начале 1910-х годов Фёдор Сологуб заинтересовался футуризмом. В 1912 году Сологуб, главным образом через Чеботаревскую, сближается с группой петербургских эгофутуристов (Иван Игнатьев, Василиск Гнедов и др.). Лирика Сологуба была созвучна идеям эгофутуризма, и Сологуб и Чеботаревская с интересом принимали участие в альманахах эгофутуристических издательств «Очарованный странник» и «Петербургский глашатай».

На фоне повышенного интереса общества к новому искусству и к сочинениям автора «Творимой легенды» в частности, Фёдор Сологуб задумал серию поездок по стране с чтением стихов и лекции о новом искусстве, пропагандировшей принципы символизма. После основательной подготовки и премьеры лекции «Искусство наших дней» 1 марта 1913 года в Санкт-Петербурге, Сологубы вместе Игорем Северяниным выехали в турне. Более месяца продолжалась их поездка по российским городам. Основные тезисы лекции «Искусство наших дней» были составлены Чеботаревской по конспектам и сочинениям Сологуба. При этом были учтены предшествующие работы Д. Мережковского, Н. Минского, В. Иванова, А. Белого, К. Бальмонта и В. Брюсова. Подводя итог, поездки можно в целом назвать удавшимися — Сологуба встретил большой успех во многих городах России, — особенно благодаря учащейся молодёжи. После лекции приходили, забрасывали вопросами, брали автографы.

Первую мировую войну Фёдор Сологуб воспринял как роковое знамение, могущее принести множество поучительных, полезных плодов для российского общества, как средство пробуждения в русском народе сознания нации. Однако к 1917 году Сологуб разуверился в таком мистическом свойстве войны для России. Проследить отношение писателя к войне и различным общественным вопросам можно по статьям, которые Сологуб еженедельно публиковал в «Биржевых ведомостях». Пафос военной публицистики Сологуба лёг в основу лекции «Россия в мечтах и ожиданиях», с которой Сологуб в 1915—1917 гг. объездил всю Российскую Империю. Кроме того, на войну поэт также откликнулся книгой стихов «Война» (1915) и сборником рассказов «Ярый год» (1916), которые получили крайне вялые рецензии в прессе. Стихи и рассказы были призваны поддержать дух и укрепить надежду на победу, однако их содержание вышло искусственным, нередко окрашенным сентиментальностью, столь несвойственной Фёдору Сологубу.

Февральскую революцию Сологуб встретил с воодушевлением. Однако к последовавшим за ней октябрьским событиям и Фёдор Сологуб отнёсся с безоговорочной враждебностью. В выступлениях и публицистике Сологуб не просто противостоял новой власти, но пытался сформировать общественное мнение, могущее повлиять на большевиков в сфере культурной политики. В годы революции в «Московском книгоиздательстве» вышли две новые книги Фёдора Сологуба: «Алый мак» (стихи, 1917) и «Слепая бабочка» (рассказы, 1918).

Неприятие окружающей обстановки побудило Фёдора Сологуба, принципиально бывшего против эмиграции, несколько раз обращаться за разрешением на выезд в период 1919-1921 г.г. Наконец разрешение было получено, и на 25 сентября 1921 запланирован отъезд в Ревель. Однако томительное ожидание надломило психику жены Сологуба. Вечером 23 сентября 1921 года Чеботаревская покончила с жизнью, бросвшись с Тучкова моста в реку Ждановку. Смерть жены стала трагедией для Фёдора Сологуба. К её памяти Сологуб будет постоянно обращаться в творчестве в оставшиеся годы, напишет ряд стихотворений, объединённых памятью к жене, объединив их в цикл «Анастасия». После смерти жены Сологуб передумал уезжать из России.

В середине 1921 года советское правительство издало несколько декретов, ознаменовавших начало эры новой экономической политики, — были разрешены частная торговля и частное предпринимательство. Сразу же ожила издательская и типографская деятельность, восстановились заграничные связи. Тогда же появляются новые книги Фёдора Сологуба. Первой их этих книг Сологуба явился роман «Заклинательница змей», изданный в начале лета 1921 года в Берлине. Роман с перерывами писался в период с 1911 по 1918 годы и стал последним в творчестве писателя.

Первая послереволюционная книга стихов «Небо голубое», куда Сологуб отобрал неопубликованные стихи 1916—21 гг., вышла в сентябре 1921 года в Эстонии, там же вышли эротическая новелла «Царица поцелуев» с иллюстрациями Владимира Григорьева и последний сборник рассказов Сологуба «Сочтённые дни». С конца 1921 года книги Сологуба начинают издаваться и в Советской России: выходят поэтические сборники «Фимиамы» (1921), «Одна любовь» (1921), «Костёр дорожный» (1922), «Соборный благовест» (1922), «Чародейная чаша» (1922), роман «Заклинательница змей» (1921), отдельное иллюстрированное издание новеллы «Царица поцелуев» (1921), переводы (Оноре де Бальзак, Поль Верлен, Генрих фон Клейст).

Весной 1922 года Сологуб обратился к поэзии Поля Верлена, и тогда были сделаны как новые переводы, так и правка прежде опубликованных в книге 1908 года. Некоторые переводы стихотворений Верлена, осуществлённые тогда же, Сологуб поместил в альманахе «Стрелец» (1922), а через год в издательстве «Петроград» вышло второе издание книги переводов. Эту книгу переводов Верлена можно условно назвать последней новой книгой Фёдора Сологуба: все последующие были переизданиями прежних книг.

Последним большим событием в жизни Фёдора Сологуба стало празднование его юбилея — сорокалетие литературной деятельности, — отмеченое 11 февраля 1924 года. Чествование, организованное друзьями писателя, проходило в зале Александринского театра и собрало множество публики. Венки, телеграммы-поздравления пришли от всех культурных организаций СССР. На сцене с речами выступили Е. Замятин, М. Кузмин, Андрей Белый, О. Мандельштам. Среди организаторов торжества — А. Ахматова, А. Волынский, Вс. Рождественский. Это торжество парадоксально оказалось прощанием русской литературы с Фёдором Сологубом никто тогда не предполагал, что после праздника не выйдет ни одной его новой книги.

В середине 20-х гг. Сологуб вернулся к публичным выступлениям с чтением стихов. Как правило, они проходили в форме «вечеров писателей», где наряду с Сологубом выступали А. А. Ахматова, Е. Замятин, А. Н. Толстой, М. Зощенко, Вс. Рождественский, К. Федин, К. Вагинов и др. По свидетельству одного из организаторов имя Сологуба на афише уже заранее обеспечивало успех мероприятия. Только на таких выступлениях и можно было услышать новые стихи Сологуба, так как в печати они не появлялись. Стихи были замечательные. Перестав писать прозу и драмы, Сологуб отдался целиком чистой лирике.

Кроме того, в этот период, Сологуб написал около дюжины антисоветских басен (в начале 1925 и весной 1926 года), которые читались лишь в узком кругу. По свидетельству Р. В. Иванова-Разумника, «Сологуб до конца дней своих люто ненавидел советскую власть, а большевиков не называл иначе, как «туполобые»». В качестве внутренней оппозиции режиму (особенно после того, вопрос с эмиграцией отпал) был отказ от новой орфографии и нового стиля летоисчисления в творчестве и личной переписке.

В мае 1927 года, в разгар работы над романом в стихах «Григорий Казарин», Фёдор Сологуб серьёзно заболел. С лета Фёдор Кузьмич уже почти не вставал с постели. Осенью началось обострение болезни.

Умер Фёдор Сологуб 5 декабря 1927 года. Был похоронен рядом с могилой А. Н. Чеботаревской.





Дай мне жизни земной хоть немного, / Чтоб я новые песни сложил. 00:00